Алкоголизм и лечение отель

Руководство для врачей и студентов. Эти названия не нашли последователей, и остался термин «психиатрия», утративший свой первоначальный смысл. Единого алкоголизм и лечение отель определения понятий «болезнь—здоровье» и «норма—патология» в психиатрии не существует.

Общая психиатрия строится на обобщении всех тех изменений, которые возникают в течение отдельных психических болезней. Приоритет клинического метода, подчиненное положение инструментальных методик дают повод для обвинений в субъективизме диагностики в психиатрии. Отрицание возможности объективного диагноза в психиатрии ведет к отрицанию существования психических болезней вообще и самой психиатрии как науки. История психиатрии ведёт своё начало с древнейших времён.

В древности то, что сегодня понимают под психическими заболеваниями, объяснялось исходя из религиозно-мистических представлений. Как правило, помешательство ассоциировалось с проклятиями, вмешательством тёмных сил, одержимостью злыми духами. При этом отсутствовал научный подход к психически больным, психические заболевания медицина не относила к области своей компетенции. В Западной Европе подобные заведения не имели цели излечить больных, а имели целью изолировать их от общества. Средневековье не было учреждений, подобных Бедламу, и призрением душевнобольных занимались монастыри, как, впрочем, и призрением страдающих другими болезнями и нищих. Положение психиатрии и психически больных в Европе мало изменилось за XVI — первую половину XVIII века. Бедлам, фактически медицинскими учреждениями не являлись.

В России впервые учреждения подобного типа появились в XVIII веке по указу Петра III. В конце XVIII — начале XIX века в психиатрии в связи с изменениями общественно-политической обстановки и накоплением научных знаний произошли перемены. Тем не менее даже к середине XIX столетия гуманный подход к условиям содержания пациентов и мерам стеснения распространился не всюду. В первой половине XIX века в Англии большинство пациентов домов для умалишённых жили в условиях не менее тяжёлых, чем прежде: переполненные и плохо отапливаемые палаты, хроническое голодание, грязь и сырость, использование цепей и наручников, практика приковывания больных к койкам на длительный срок ради удобства персонала. Система Конолли значительно повлияла на практику психиатрических учреждений в Европе. К концу XIX — началу ХХ ст. В науке о душевных расстройствах в конце XIX — начале XX века выделялись, среди прочих, две школы.

Бессознательное, с точки зрения Фрейда и его последователей, становилось тюрьмой для запретных желаний, в частности — эротических, вытесняемых в него сознанием. Нервное расстройство в таком случае представлялось как сбой в механизме сублимирования и выплескивание запретного наружу через болезненную реакцию. Однако же ни та, ни другая теории не могли претендовать на однозначное и доказательное обоснование уже описанных в литературе или известных из клинической практики случаев — так, Фрейда и его последователей упрекали в умозрительности и несистематичности их построений, в произвольности толкований приведённых примеров. Излечение психического больного априори объявлялось на тот момент невозможным, а работа врача сводилась исключительно к надзору, уходу и купированию возможной агрессии. Суть его сводилась к выделению неких «феноменов» — идеальных сущностей, являющихся отражением объектов реального мира, а также собственного «я» в сознании личности. Эти феномены, идеализированные факты, очищенные от эмоциональной и социальной составляющей, представляли по Гуссерлю основу всякого познания — при том, что не существовали на самом деле, но являлись неразрывно связанными с познающим субъектом. В основе применения феноменологического метода в психологии и психиатрии стал постулат о «телесности разума» — неразрывной связи человека с внешним миром и возможности для сознания нормально функционировать исключительно в этой связи.

Нарушение таковой, спутанность восприятия при передаче внешних впечатлений разуму и составляет сущность психического заболевания. Кроме развития амбулаторных служб, в XX веке в различных странах была сформирована система полустационарной психиатрической помощи. Все психические расстройства принято разделять на два уровня: невротический и психотический. Психические расстройства называются неврозоподобными, если они клинически сходны с невротическими нарушениями, но, в отличие от последних, не вызваны психогенными факторами и имеют иное происхождение.

Таким образом, понятие невротического уровня психических расстройств не тождественно понятию неврозов как группы психогенных заболеваний с непсихотической клинической картиной. Понятия невротического и психотического уровня не связаны с каким-либо определённым заболеванием. Расстройствами невротического уровня часто дебютируют прогредиентные психические болезни, которые впоследствии, по мере утяжеления симптоматики, дают картину психоза. Всю группу непсихотических психических расстройств П. Ганнушкин предложил называть «малой», а В. Заболевания, ключевыми симптомами которого является такого рода «положительная» симптоматика, принято называть «Болезнями психики» или «психическими болезнями».

Понятие «эндогенный» является одним из ключевых в психиатрии. Понятие «эндогенный» многозначно и спорно. То же, что должно определить «эндогенное» позитивно, звучит неоднозначно. Исходя из современного уровня знаний, можно сказать конкретно только то, что «эндогенные» психозы обусловлены наследственно и имеют своё собственное, независимое от внешних влияний течение. Тогда понятие «эндогенный» становится ненужным. Уровни психических расстройств изображены на схеме в виде вложенных кругов. Это призвано отразить тот клинический факт, что каждый круг более высокого уровня включает в себя все нижележащие слои психических расстройств.

К психической функции применимы понятия как «продуктивной», так и «негативной» симптоматики. Это бред образный, с преобладанием иллюзий и галлюцинаций. Этот раздел нуждается в переработке. Ниже приведено деление психических заболеваний, которым пользуются в практической психиатрии последние сто лет. Важно отметить, что нарушения памяти распространяются на все её виды. Ухудшается запоминание новых фактов, то есть страдает память на текущие события, снижается способность сохранять воспринятое и возможность активизировать запасы памяти. Клинические проявления эпилепсии отличаются исключительным многообразием.

В XIX веке было широко распространено представление, что это расстройство обусловливает неизбежное снижение интеллекта. Больной теряет способность отделять главное, существенное от второстепенного, от мелких деталей. Больной вязнет в мелочах, с большим трудом переключается с одной темы на другую. Инертность протекания ассоциативных процессов характеризует их мышление как тугоподвижное, вязкое. Непродуктивное мышление больных эпилепсией иногда называют лабиринтным.

Это слабоумие характеризуется эмоциональным оскудением, достигающим степени эмоциональной тупости. Маниакальное состояние вызывает убыстрение темпа мышления, а депрессия темп процесса мышления замедляет. Причём изменения темпа мышления могут быть настолько выраженными, что само мышление становится непродуктивным. С другой стороны, депрессия может настолько замедлить темп процесса мышления, что мышление вообще прекращается. Другой довод в пользу теории единого психоза — то обстоятельство, что между шизофренией и маниакально-депрессивным психозом существуют промежуточные, переходные формы.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Шаблоны WordPress | Хостинг